вторник, 5 сентября 2017 г.

1 сентября 2017 года. В память о погибших.

Беслан – трагедия простых людей.
И сколько б ни минуло в лету дней,
Чтобы в глазах детей струился свет,
Мы твердо скажем терроризму: «Нет!»

Что такое первое сентября? 1 сентября в России − это праздник для всех учителей, преподавателей, школьников, студентов и их родителей. Но у любой медали есть две стороны. Так и у дня знаний есть вторая печальная, даже трагическая сторона − террористический акт в Беслане — захват заложников в школе № 1 города Беслана в Северной Осетии, совершённый террористами утром 1 сентября 2004 года во время торжественной линейки, посвящённой началу учебного года. В течение двух с половиной дней террористы удерживали в заминированном здании 1128 заложников. Хотя большинство заложников были освобождены в ходе штурма, в результате теракта погибли 314 человек из числа заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 314 человека, и свыше 800 получили ранения разной степени тяжести.

Написать на эту тему меня подтолкнули студенты первокурсники специальности «Таможенное дело». Они вспоминали эти ужасные события, находясь на своем первом празднике знаний в университете. Тогда в 2004 году они находились вдалеке от происходящих событий, но эта трагедия коснулась и их семьи. Одна из студенток вспоминает:

В 2004 моя сестра пошла в первый класс, нарядная, с бантами и огромным букетом учительнице. В этот день единственные слезы, которые были ожидаемы, это слезы счастья, но день омрачило услышанное о происходящем в Беслане. Родители без промедлений забрали сестру с линейки, и все мы отправились домой. Страх за своих детей и душераздирающие переживания за всех, кто находился там, в Беслане, в самом центре событий, охватил не только родителей, но и меня с сестрой. Несмотря на свой юный возраст, мы понимали, что там происходят страшные вещи. Я помню, как мама плакала, обнимая нас сестрой.
Каждое 1 сентября, находясь на линейке в школе, меня охватывало необъяснимое чувство, нет, не страха, но некой обеспокоенности и незащищенности. Собираясь сегодня на мой первый «внешкольный» день знаний в моей голове было много вопрос, неужели больше не будет линейки, школьной формы и бантиков? Неужели этот день навсегда изменится для меня? Как оказалось, нет. Да, не было привычной линейки, букетов и бантиков, но это чувство, оно все еще здесь, со мной. Ничего не изменилось, говорю я себе, но уже без страха, а с неким мужеством, и я вхожу в университет, в надежде, что однажды этот жестокий мир изменится.

Сегодня, на линейках в школах и университетах редко вспоминают эти события. На мой взгляд, почтить память погибших в тот день людей минутой молчания было бы очень правильно. Да, с одной стороны это в некой степени омрачило бы праздник, но с другой это освежило бы память современному поколению, напомнило бы им, о жестокости мира и возможно, подтолкнуло бы их сделать его лучше.

Изучая различный материал, я наткнулась на очерк очевидца трагедии в Беслане Григория Тельнова.

Цитата:

"Штурм
...Все произошло не так, как планировалось. Совсем не так. МЧСовцы приехали забирать трупы и передавать еду. Но в тот самый момент, когда они подняли с земли тело одного из погибших, со стороны школы раздался выстрел. Проклятый случайный выстрел – у кого-то из боевиков сдали нервы. И тогда внутри школы громыхнул мощный взрыв. Как выяснилось позже, это подорвала заряд одна из шахидок.
И началось ужасное.
Пули боевиков свалили эмчеэсовцев. Наблюдавшие за школой родственники заложников попадали в траву.
И тогда спецназ пошел на штурм. Бойцы еще с ночи сидели на скрытых позициях вблизи школы.
Первая атака захлебнулась. Боевики ответили таким огнем, что спецназ запросил поддержки.
Когда ударили танки, женщины взвыли.
- Там же дети! ………
Цитата: Женщина в рваном платье с кровавым лицом пытается идти сама. Поддерживаю ее за руку.
- Как там? – спрашиваю на бегу.
Она пытается что-то ответь, но губы не слушаются ее.
-Там ужасно…
«Скорых» не хватает. И заложников грузят в оказавшиеся поблизости автомобили. Сюда, за ранеными приезжают и на «мэрсах» и на «раздолбанной оке».
- Моя дочь! – кричит женщина. – Дайте ее мне!
Девочку выносят из другой машины и кладут на носилки к матери.
Она счастливо улыбается:
- Жива!
Ополченец Олег Касумов ищет своих.
И не находит.
- У меня сестра в школе завучем работает. Лена Ганиева ее зовут.
Не знаете где она?
Женщина отрицательно мотает головой.
Олег садится на землю и плачет.
- У меня там четверо. Это не спецоперация, а бардак!
Нам нечем ему возразить.
- Живых больше, - говорит солдат.
В память о погибших на мемориальном кладбище «Город ангелов» в Беслане, где похоронено большинство из тех, кто погиб тринадцать лет назад, стоит памятник «Древо скорби». Бронзовая композиция представляет собой ствол дерева, образованный четырьмя женскими фигурами. Крона дерева – распростертые руки женщин, которые держат ангелов, символизирующих погибших детей. А 1 сентября 2006 года в Беслане открыли памятник сотрудникам спецназа и спасателям МЧС, погибшим при освобождении заложников. Скульптура изображает бронежилет, который стоит на школьном учебнике и прикрывает собой детскую игрушку. Рядом лежит каска бойца спецназа: «Вы навсегда в самом сердце Беслана – парни, закрывшие сердцем детей...».

И своей статьей я бы хотела почтить память всех погибших в тот день. Никто не забыт, ничто не забыто.

Автор: Анна Лагутина, группа ЮЮГ-311

Ссылка на статью: